Журнал "ПолтораИвана" (ivan_59) wrote,
Журнал "ПолтораИвана"
ivan_59

Categories:

Альма Матер

Продолжение воспоминаний (полных) сержанта Дениса Шапоренко, Добрый дедушка "Майкл".

ш 41

Денис Шапоренко


Целый год местом моего обитания, моим, можно сказать домом выла воинская часть 71185. Спал, принимал пищу, отдыхал, учился я в казарменном помещении этой части. И, раз уж помещение сие было моим (и не только моим) обителью, в продолжение моих армейских рассказов я обязан его описать.

Снаружи казарма была ни чем не примечательна. Из рыжего кирпича, с белыми оконцами, квадратное, как и все вокруг. Что на солнце, что в пасмурную погоду - вид этого здания нагонял только лишь тоску. Но, стоило только войти внутрь, как ты начинал чувствовать его неповторимую ауру. Об армейской принадлежности казармы напоминали, разве что идеальный порядок, чистота и эргономичность. Да еще «дежурка» с оружейными комнатами. В остальном же, все здесь было пропитано какой – то домашностью, уютом. Он (уют) начинался уже на первом этаже с запаха из столовой. Здесь, умелыми поварами готовилась, свежая, хорошая еда. Вопреки расхожему мнению о непригодности армейской пищи, в нашей соловой всегда кормили вкусно и сытно. Готовили и ароматные борщи, и наваристые супы, и разнообразные каши, непременно с говяжьим мясом. Вечером обычно нас ждало блюдо из рыбы. В основном, конечно же, рыбные котлеты. Причем, в качестве рыбы выступала, как правило, горбуша. Натуральный сок, молоко, яйца, масло, порой даже сдобные булочки – все это мы потребляли регулярно. Недавно услышал анекдот, в котором американский военный хвастает перед русским, мол – «американский солдат в сутки потребляет 2000 Ккалорий». На что наш, после долгого раздумия воскликнул: - «Не верю! Не может солдат мешок свеклы съесть!» Так вот, хочу сказать спасибо нашим поварам и работникам тыла, за то, что мы эти Кикалории получали от вкусной, разнообразной пищи.

Теперь непосредственно к описанию помещения столовой. Светлое, уютное, с добрыми рисунками на стенах, изображающих героев советских мультфильмов, с белыми занавесочками и скатёрками, с кактусами на подоконниках – оно больше походило на столовую в детском саду. Разве что выстроенные как по линеечке столы, бетонный пол, да плакаты с наставлениями, говорили о том, что это вовсе не кафе в «Дисней – Лэнде».
По субботам, во время ПХД в столовой наводился идеальный порядок. Прапорщик Великосельский, в ведении которого находился данный объект, со всей скрупулёзностью и педантичностью проверял, чуть-ли не каждую щель и каждый закуток на предмет наличия пыли и грязи.

Думаю, стоит немного оживить мой очерк описанием товарища Великосельского, раз уж его личность встречается уже в четвертом моем повествовании. Да и без него описание столовой и не будет полным. Он практически постоянно там присутствовал. И описание столовой, наверное, и следует продолжить и закончить именно описанием личности её «хозяина». Тощий, с постоянно выпученными глазами и редко расположенными зубами, с покрытым горизонтальными складками лбом, с залысиной до макушки, с бакенбардами, в меру ушастый, с длинной шеей – он напоминал суслика или суриката. Никоим образом не хочу обидеть этого, в общем, весьма доброго и хорошего человека, но внешность он имел забавненькую. Среди солдат он звался «вЕликом». Наверное, за свою худобу, ну и конечно в созвучии с фамилией. «ВЕлик» курил как паровоз и любил кофе не три в одном, а три в один – это когда в маленький стакан с кипятком высыпается три пакета черного растворимого кофе. Делая глоток этой гремучей смеси, он еще сильнее вытаращивал глаза и громко кряхтел. Голос он имел весьма забавный – чем - то напоминающий рокот трактора «Беларусь». При этом говорил он, как правило, всегда спокойно. Но стоило, какому ни будь бойцу, не дай бог вывести его из равновесия – он мгновенно закипал, что свойственно худощавым людям, и в его голосе начинали реветь пять дизельных двигателей. Он всегда, с фанатичной ответственностью относился к задачам, перед ним поставленным и требовал этого от бойцов. В хозяйственном секторе, которым он фактически заведовал в части - было все в ажуре. И, несмотря на свой смешной облик, был серьезным, старательным незаменимым винтиком в механизме части.

Как я и сказал, описанием товарища Великосельского я закончу описание и курируемой им части казармы – столовой. Потому, что, несмотря на свою уютность и домашность, вовсе не она была главным местом дислокации моего армейского аватара. Мысленно поднявшись на второй этаж казарменного помещения, я, наконец-таки перейду к описанию непосредственно расположения роты – места, которое глубже всего врезалось в память и бывшего основной средой моего обитания в тот незабвенный год. Для краткости, расположение роты я буду называть просто ротой. Тем более мы так его и называли.

Начну с того, что однажды, будучи на выпускном моего товарища, окончившего НВИ МВД, я видел его казарму. Так вот, наша армейская казарма была на порядок лучше. В каком плане? Да во всех! Пол в нашей роте покрывал линолеум. Наверное, нет смысла говорить о том, что он всегда был идеально чистым. Стены были окрашены в мягкий голубой цвет, разбавленный декоративными разводами. Кубрики (так у нас назывались отсеки для каждого взвода) были отгорожены от центрального прохода (так называемой «взлетки») неким подобием заборчика. На этом заборчике этом были изображены: где российский флаг, где герб нашей страны, где символ ГРАУ. От этих самых заборчиков к потолку тянулись веревки – такие обычно натягивают близь веранды, чтобы по ним тянулись вьюны, летом образующие зеленую изгородь. В нашем случае эти веревки были элементами декора. На новый год на них цеплялись, вырезанные из бумаги снежинки, снеговики и прочие украшения, в основном, сделанные своими руками. В кубриках, помимо кроватей, тумбочек и табуретов, на проемах между окнами висело зеркало и полочка, на которую ставились переходящие кубки «лучший взвод» или «за спортивные достижения». Тут же висели медали, завоеванные бойцами взвода на каких либо соревнованиях. Можно сказать, это был красный уголок.

На центральной стене, вначале взлетки, на полке располагался большой телевизор и современная стереосистема. Тут же ютился тюнер, позволявший нам смотреть множество кабельных каналов. Насколько я знаю, все это добро было куплено за счет средств ротного магазина. Под телевизором располагалась самая, на мой взгляд, примечательная часть в расположении. Это была белая лента с синей надписью: «Помни – тебя любят и ждут дома». Очень тонкий психологический момент, всегда бывший на глазах и заставляющий человека задуматься, перед тем как, что - либо сделать.

Комната отдыха – это отдельная песня. Именно песня – потому что очень уж здесь было здорово и уютно. В центре комнаты отдыха располагался круглый стол. Подле него стояли стулья. По углам мягкая мебель – диваны, кресла, мягкий уголок. На стенах висели картины, книжные полки с интересным чтивом. Здесь солдаты, в редкие минуты отдыха могли попить чай, почитать, просто посидеть на мягкой поверхности, поиграть в шашки, шахматы, или в нарды. Порой, сам ротный играл с кем-нибудь из бойцов в последние. Да, эта комната была своеобразным оазисом, на мгновение возвращавшим в гражданскую жизнь. Еще одним подобным оазисом была бытовка, в которой помимо гладильных досок стоял небольшой столик, на котором возвышалась еще одна местная достопримечательность – огромный чайник-термос. Здесь солдаты могли повечереть за чашкой чая или кофе. В этом же помещении располагалась импровизированная парикмахерская в виде стола и зеркала.

В учебном классе, помимо парт имелся небольшой телевизор. Таким образом, в роте было два кинозала и те, кому не нравилось то, что смотрят по большому тв, могли в классе посмотреть то, что хотелось им.
Еще одной достопримечательностью роты был резервный кубрик, в котором висели бронежилеты, каски и, самое главное - стоял теннисный стол. Вечером к нему выстраивалась очередь.
Ну и самым любимым моим уголком в роте – был уголок спортивный. Здесь была и самодельная штанга и такой же самодельный станок под нее, состоящий из откидной скамьи и выдвижных стоек – опор. Турник, гантели, гири – в общем, все, что нужно любителям «качнуться». Я вечерний свободный час проводил исключительно здесь.
Не знаю, стоит ли упоминать и описывать туалет и умывальник. Могу лишь сказать о них то, что они были всегда чистыми. Для их уборки, на доходы магазина мы покупали современные чистящие средства. Унитазы, раковины и писсуары даже не приходилось драить. Просто налил средство, подождал, пока оно разъест загрязнение и смыл водой. Во время ПХД, уборкой данных помещений занимались бойцы, нарушившие дисциплину – это, своего рода было одно из средств воспитания. И мне приходилось несколько раз заниматься там уборкой. Но это было не на ПХД, а во время исполнения мною наряда дневального. От этого было не увильнуть, тем более, когда напарник по наряду - твой друг.
Расскажу один забавный случай с туалетом. На одном из построений старшина Маценко объявил: - «К нам едет какой-то важный, оху..шийх.й.» Это он имел в виду генерала. А для нашей захолустной части, приезд генерала, надо сказать – событие если не века, то уж точно десятилетия. И, самое интересное в его приезде было то, что никто точно не знал, когда этот самый приезд состоится. Известно лишь было то, что в течение ближайшей недели. И вот, в течение этой самой «масляной» недели, нашей основной задачей стало наведение порядков на территории части и в ее помещениях. Другими словами, ПХД теперь стал ежедневным. И вот, в тот самый знаменательный день, когда, наконец-таки приехал генерал, из унитазов, тщательно всю неделю вычищаемых хлынуло ОНО. Где-то что-то забилось и, на тебе – вся показуха насмарку. И «аромат» фекалий - по всей располаге. Ни пременул этот самый аромат скользнуть и по ноздрям генерала. Да, законы подлости никто не отменял.
Так же в роте располагались ротная канцелярия, примечательная тем, что в ней, на пару с дымом «балканки», практически жил ротный. Там был сейф, стол, стулья, компьютер, портрет Сталина и бюст Ленина. Пожалуй, ничем она не отличалась от любого другого подобного кабинета. На стенах там висели распечатки неких значимых утверждений, из которых мне запомнилось только одно: «Либо ты часть проблемы, либо ее решение, либо часть пейзажа».

Кабинет старшины тем более не был чем – то примечателен. Да я в нем практически никогда и не бывал. Там, в основном, дислоцировались Толя Маценко и Сергей Анатольевич Коновалов – тоже старшина и мой большой товарищ, о котором я расскажу позже.
Завершая описание расположения роты, хочу выдохнуть с облегчением по поводу того, что, наконец- то я окончил его описывать. И хочу поблагодарить тех читателей, кто дочитал этот очерк до конца. Я не люблю писать и читать про неодушевленные предметы. Гораздо интересней писать о людях, о событиях. Но, не опиши я роту, картина моих армейских повествований была бы неполной. Ведь события и люди, о которых речь пойдет далее, существовали не в каком - то абстрактном месте, а здесь – в нашем общем на то время доме – в нашей казарме, неказистой и холодной снаружи и уютной и теплой внутри.

Tags: Неизвестная армия
Subscribe

promo ivan_59 april 9, 2017 10:29 3
Buy for 10 tokens
"Я считаю, что применение военной силы со стороны США в Сирии ведётся без какого-либо учёта гражданских жизней, и эти действия носят спорадический характер, они неорганизованны и случайны". /Профессор Ливанского университета Джамаль Ваким/ Командующий войсками противовоздушной и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments